ke


Социальное неравенство и окружающая среда – риски для здоровья

Профессор Ревич Б.А., советник ВОЗ

Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН, Москва

Политика Европейского Бюро ВОЗ по проблеме «Окружающая среда и здоровье» во многом определяет основные направления научных работ, в том числе, в области дерматологии и смежных с ней направлений, влияющих на формирование «эстетического» здоровья современного человека.

Начиная с первой встречи Министров здравоохранения и окружающей среды во Франкфурте в 1989 г., эксперты ВОЗ из разных европейских стран, в т.ч. России, раз в 5 лет перед началом таких встреч, подводят итоги работ и определяют приоритеты последующих действий. Если 20 лет назад такими приоритетами было ужесточение норм на выбросы промышленных предприятий, установление стандартов на выхлопные газы автотранспорта, качество бензина и моторное топлива; внедрение более жестких стандартов качества питьевой воды и продуктов питания, в т.ч. на хлорорганические вещества и мышьяк, то в последние годы приоритеты изменились. Это связано с тем, что страны Европейского союза в основном решили наиболее острые экологические проблемы, произошло значительное улучшение качества атмосферного воздуха, поверхностных водоисточников, усилен контроль за продовольственным сырьем и продуктами питания.

Положительные тенденции зафиксированы как природоохранными ведомствами (например, снижение концентраций загрязняющих веществ в атмосферном воздухе), так и медицинскими организациями (снижение содержания свинца в крови детей, диоксинов в грудном молоке и другие). С целью оценки влияния на здоровье населения других неблагоприятных факторов риска, было привлечено внимание руководителей соответствующих министерств (здравоохранения, охраны окружающей среды, городского планирования, жилищного хозяйства и других) к проблемам качества жилья, в том числе качестве воздуха помещений. Негативному влиянию cырости, а также связанному с ней роста микроорганизмов (плесневых грибов) на здоровье жителей посвящено очередное руководство Европейского Бюро ВОЗ «WHO Guidelines for indoor and air quality: dampness and mould» (2009).

В процессе подготовки к встрече Министров здравоохранения и охраны окружающей среды в 2010 г. Парма) одним из основных направлений стала оценка влияния на экологически обусловленные изменения здоровья социальных факторов, в т.ч. таких как бедность, безработица, неудовлетворительные жилищные условия, гендерное неравенство и других, и определение соответствующих мер со стороны здравоохранения. В России изучение и оценка влияния экологических и социальных факторов риска на здоровье проводится двумя разными дисциплинами - социальные факторы изучает организация здравоохранения и социальная гигиена, факторы окружающей среды – гигиена окружающей среды. Практически отсутствуют доказательные эпидемиологические работы, оценивающие совместное влияние этих двух областей риска.

Тем не менее, даже предварительный анализ официальной статистической информации свидетельствует об актуальности этой темы и в нашей стране. Социальное неравенство в России более выражено, чем в других европейских странах, за исключением азиатских стран СНГ. Показатель Джини, характеризующий соотношение между доходами самых богатых и самых бедных людей, в России составляет 15,3, что значительно выше, чем в таких социально ориентированных странах, как Финляндия или Швеция. По данным Росстата в 2000г. 29% населения имело доходы ниже прожиточного минимума, т.е. ниже порога бедности. В последующем эта ситуация несколько улучшилась, но и в 1 кв. 2009 г. доля такого населения составила 17,4% (24,5млн. человек).

Значительная часть этих людей проживает в моногородах, градообразующими элементами в которых являются несколько предприятий, как правило, металлургического, химического, оборонного профиля. Доля бедных в таких городах почти в 2 раза выше, чем в городах с миллионным населениям (21 и 12%соответственно). Бедность является значимым фактором риска ухудшения здоровья населения, что доказано в лонгитудинальном мониторинге социального положения семей, характера питания и здоровья. Результаты специального выборочного исследования 11 тыс. человек, проведенные Институтом питания РАМН в 5 регионах Европейской части России, показали, что дети из наиболее бедных семей получают меньше мяса фруктов и овощей, недостаточное количество кальция и железа. Среди детей раннего возраста длина тела новорожденных девочек была значительно меньше в группе с наиболее низкими доходами, в городских семьях достоверно чаще у детей наблюдались различные хронические заболевания. Среди детей 3-15 лет до 3-5% детей были со сниженной массой тела, что свидетельствует о недоедании. Установлена связь между распространенностью признаков хронического недоедания с величиной доходов семьи. В семьях с наименьшими доходами ниже содержание жира в рационе. Антропометрические показатели взрослого населения были ниже в группе с наименьшими доходами (первые три квинтили) достоверно снижен ИМТ, большинство витаминов, кальция и железа у населения 1-2 квинтиля доходов было ниже рекомендаций ВОЗ. [Батурин и соавт., 2002].

Наряду с неравенством доходов практически для тех же территорий характерно и неравенство жилищных условий. При средней по стране общей площади на 1 человека 20,8м2 на 10 территориях этот показатель значительно ниже, причем дифференциация жилищной обеспеченности по регионам постоянно возрастает [Ноздрина, 2009]. Обеспеченность жильем в России в последнее десятилетие растет медленнее, чем в предыдущие годы. Несмотря на экономический рост в стране, за последние 10 лет в 2 раза замедлился темп прироста жилых площадей и соответственно увеличилась доля ветхих и аварийных домов. Доля ветхого и аварийного жилья в общей численности домов не так велика (3,2%), но она значительно выше в малых города с низкими доходами населения. Проживание в ветхих и аварийных домах оказывает влияние на продолжительность жизни их жителей. В большей степени от некомфортабельных условий страдают мужчины (r 0,468), чем женщины (r 0,11) [Прохоров и соавт.,2007]. Постоянный рост числа неблагоустроенных домов позволяет предположить, что негативное влияние жилищных условий на продолжительность жизни населения страны будет возрастать. Растет в последние годы также износ коммунальных и электрических сетей. Неудовлетворительное состояние этих коммуникаций приводит к постоянным авариям и отопления в зимнее время года. Для условий холодного климата России, особенно в Сибири, это приводит к трагическим последствиям. Происходит отключение отопления в жилых домах и школах даже при низких температурах. Такие случаи имелись в Якутии при Т -45oС, Приморском крае при Т -30С, Карелии – при -47С и в других регионах. Ежегодно сотни людей умирают от обморожений, в большинстве случаев - это безработные и люди с алкогольной интоксикацией. В северных странах ЕС в последние годы такая причина смерти вообще не зафиксирована.

Наиболее выражено комплексное влияние социального неравенства и загрязнения окружающей среды в «моногородах». По данным Института региональной политики в стране около 40% городов, т.е. 460 населенных пунктов – моногорода, где в условиях экономического кризиса, закрытия или сокращения производств происходит резкий рост безработицы, падают доходы населения. 15 лет назад в стране была начата работа по идентификации территорий экологического неблагополучия, которая затем, к сожалению, была прекращена. Среди тех 12 городов, которые получили такой статус – это в основном моногорода с металлургическим или химическим производством. Выполненная нами впоследствии экспертная оценка качества окружающей среды и здоровья городского населения позволила составить более полный список, куда вошли около 100 городов или их отдельных районов с общей численностью до 5 млн. человек [Ревич, 2007].

В моногородах в условиях экономического кризиса предприятия в первую очередь сокращают штат подразделений, связанный с охраной окружающей среды, экономят на энергетическом обеспечении сооружений по очистке выбросов. Комплексное отрицательное воздействие загрязнения окружающей среды и социального неравенства на здоровье можно проследить на примере угледобывающих территорий. Загрязнение окружающей среды происходит как при действующих шахтах и разрезах, так и при ликвидации нерентабельных угольных производств. Наиболее детально состояние окружающей среды угледобывающих регионов исследовано в Западной Сибири (Кемеровская область), где в 8 городах преобладает именно этот род деятельности. Традиционно в городах наблюдался высокий уровень загрязнения атмосферного воздуха взвешенными частицами и загрязнение питьевой воды металлами. В местных продуктах питания повышенно содержание свинца, кадмия, ртути, мышьяка. Неблагополучное состояние здоровья работающего населения шахтерских городов обусловлено воздействием как производственных факторов, так и влиянием загрязненной окружающей среды. Методы оценки риска позволили определить величину дополнительной смертности населения от влияния загрязненного атмосферного воздуха в интервале 4-19% [Зенков, 2000]. В другом угольном регионе страны – Пермском крае ‒ в результате ликвидации нерентабельных шахт увеличилось загрязнение атмосферного воздуха взвешенными частицами, что привело к утяжелению течения бронхиальной астмы у детей и более высоким затратам на их лечение [Фарносова, 2008].

Во многих моногородах с высоким уровнем загрязнения окружающей среды жители не имеют достаточных финансовых средств; они вынуждены использовать загрязненную территорию для получения продуктов питания. Если ориентироваться на официальные данные Роспотребнадзора о химическом загрязнении продуктов питания, то доля таких продуктов весьма мала и в 2008г. составила всего 2,5% [О санитарно-эпидемиологической обстановке…, 2009], но результаты эпидемиологических работ, проведенных на наиболее загрязненных территориях, демонстрируют совершенно другую ситуацию. Постоянное использование загрязненных продуктов питания оказывает влияние на состояние здоровья населения. Это доказано при изучении влияния свинца, ртути, диоксинов, ПХБ. В качестве примера приведем результаты двух работ. Эпидемиологическое исследование по методу «случай-контроль» в г. Чапаевске с высоким уровнем загрязнения окружающей среды диоксинами выявило, что потребление местных продуктов питания (свинины, яиц) является фактором риска развития рака молочной железы у женщин [Ревич и соавт., 2005] и причиной повышенного содержания диоксинов в крови детей [Hauser et al., 2005]. Другой пример – город Дальнегорск и пос. Рудная Пристань на Дальнем Востоке. Свинцовоплавильное производство было основано здесь в 1930 г. и его деятельность привела к высокому уровню загрязнения почв и овощей. Содержание свинца в почве местных огородов и садов достигало 95000 мг/кг и более при среднем содержании 2095 мг/кг (российский норматив – 130 мг/кг) Согласно рекомендациям ЕРА при содержании свинца в почве выше 400 мг/кг необходима срочная очистка почв. Концентрация свинца в клубнях картофеля в большинстве проанализированных проб составляла 1-3 мкг/г при гигиеническом нормативе 0,5 мг/кг. Содержание свинца в крови 120 детей варьирует от 1,6 до 56,7 мкг/100мл и у 84 детей его содержание превышает уровень 10 мкг/100мл. [Шаров, 2005].

Необходимо развитие работ по оценке состояния здоровья социально незащищенных групп населения, проживающих на территориях с высоким уровнем загрязнения окружающей среды и разработка соответствующих профилактических мероприятий.