ke


Место остеопатии в улучшении качества здоровья населения

Доктор мед. наук Мохов Д.Е., профессор Шеповальников А.Н.

Институт остеопатии СПбГУ-СЗГМУ им. И.И.Мечникова

Во многих странах мира наблюдается «кризис здоровья». Однако причины ухудшения статистики здоровья в ведущих государствах Европы, в США и в развивающихся странах существенно различаются. Если население в развитых странах страдает преимущественно от интенсификации сердечно-сосудистых, эндокринных заболеваний и от бронхиальной астмы (причем средняя продолжительность жизни там все же увеличивается), то проблемы со здоровьем населения других стран связаны с инфекционными болезнями, с недостатком питания и с отсутствием элементарного гигиенического обеспечения. Смертность в этих странах велика, но высока и рождаемость, что обеспечивает внешне благоприятные демографические показатели.

Особенно тревожна демографическая ситуация в нашей стране, которая не вписывается ни в первый, ни во второй вариант «кризиса здоровья». По общей смертности населения в начале этого столетия Россия заняла 186 место (из 208 стран); прогнозируемый срок жизни мальчика, рожденного у нас в 2002 г. составляет 58.4 года (И.М.Воронцов, 2005. Кризис популяционного здоровья в России. Второй фронт медицины детства. Актовые речи разных лет. СПб., 33 с.).

Для радикального улучшения качества здоровья населения необходимо изменить отношение к выбору оптимальной стратегии в организации лечебно-профилактической помощи. В настоящее время доминирует концентрация сил на выявление и лечение различных заболеваний. При этом на обследования и анализы, консультации специалистов, дорогостоящие лекарства тратятся огромные средства, что не препятствует прогрессирующему увеличению количества хронических заболеваний. С другой стороны, явно недостаточное внимание уделяется коррекции начальных проявлений нарушений функционирования организма, т.е. обеспечению помощи еще практически здоровому человеку в донозологический период. Между тем, своевременное восстановление адаптационного ресурса организма (что является важнейшей задачей как в донозологический, так и в нозологический период) можно рассматривать в качестве магистрального направления профессиональной деятельности остеопатов и других специалистов, работающих в области сохранения и восстановления здоровья человека.

В наши дни в Санкт-Петербурге только 5% детей вполне здоровы. Феномен утраты детского здоровья и жизнеспособности неизбежно отражается на формировании контингента призывников, на дальнейшем росте инвалидизации и смертности во всех возрастных группах, а также на обеспечении страны рабочей силой, на эффективном освоении колоссальных пространств нашей страны.

Детство всегда нуждается в защите. Прогрессирующее негативное влияние агрессивной внешней среды и дефекты питания сказываются прежде всего на детях. Период беременности и первые месяцы жизни ребенка особенно важны для формирования здорового организма. Наблюдающаяся в последние годы в нашей стране тенденция к минимизации питания, образования и медицинского обслуживания вступает в противоречие с убедительно обоснованными постулатами современной педиатрии, требующими ориентации на оптимальные показатели. «Относительное благополучие не является нормой. Нормой может быть только оптимум» (И.М.Воронцов, 2005).

Для разработки эффективной стратегии, направленной на улучшение здоровья детей, первостепенное значение имеет не только безотлагательное решение социальных проблем, но и успешная организация профилактической, лечебной и научной работы, особенно на уровне донозологических и преморбидных состояний, когда регуляторные системы еще сохраняют ресурсы для компенсации. При этом следует дифференцировать различающиеся понятия нормы: статистической, идеальной, физиологической, клинической, а также возрастной, адаптивной и биоритмологической (А.И.Григорьев, Р.М.Баевский, 2001. Концепция здоровья и проблема нормы в космической медицине. М. 92 с.). Под нормой реакции понимают такое соотношение показателей жизнедеятельности организма, которое обеспечивает адекватное приспособление его систем к воздействующему фактору, без нарушения гомеостаза и без перенапряжения регуляторных механизмов.

Широкое использование новых инструментальных методов исследования органов и систем организма человека существенно улучшило диагностические возможности современной медицины. К числу таких эффективных, но дорогих методов, позволяющих с высокой точностью выявлять морфофункциональные особенности центральной нервной системы, относятся магнитно-резонансная томография, позитронно-эмиссионная томография, магнитоэнцефалография, а также недавно разработанные приемы анализа многоканальной ЭЭГ, которые ориентированы на выявление закономерностей пространственной организации системного взаимодействия дистантно разобщенных корковых полей.

Совершенствование методов генетических и биохимических исследований также способствовало повышению точности объективной оценки многих важных показателей жизнедеятельности организма, с учетом его индивидуальных особенностей. По мере быстрого накопления данных о генетической вариативности здоровых людей, происходит осознание важнейшей роли генетического полиморфизма популяции человека и его индивидуальной предрасположенности к различным заболеваниям. Широкий генетический полиморфизм сказывается и на параметрах фармакокинетики, т.е. на показателях интенсивности метаболизма и вывода лечебных препаратов из организма.

Поскольку ответ на вопрос, в какой степени тот или иной ген связан с фенотипическими проявлениями индивидуума, еще далек от ответа, остается актуальной проблема вероятности избирательного воздействия многих лекарственных веществ на организм, которые должны быть не только высококачественными, но и соответствующими индивидуальной специфике организма человека. Следовательно, фармакологические препараты оказывающие нужный лечебный эффект на одного человека, окажутся малоэффективными, а может быть и вредными для другого индивидуума с тем же заболеванием. Отсюда стремление врачей к поиску средств и способов, исключающих или минимизирующих прием лекарств. Особенно опасно злоупотребление фармакологическими средствами при лечении маленьких детей. Заслуживает безусловного внимания мнение серьёзных научных авторитетов, академиков РАМН, о том, что наряду с понятиями «экологическая безопасность», «радиационная безопасность», пора ставить вопрос и о «лекарственной безопасности» (В.А.Суханов, Л.А.Пирузян. 2009).

Достижения современной науки, бесспорно, существенно улучшили качество диагностики и сделали более эффективным труд врача. Однако очевидно, что на фоне этих бесспорных достижений возникла и приобретает все большую остроту проблема утраты врачом целостного подхода к диагностике заболеваний и в разработке стратегии лечения, направленной на нормализацию нарушенной деятельности, прежде всего, гомеостатических механизмов, и с обязательным учетом индивидуальных особенностей пациента.

Отсюда, методы нефармакологического лечения приобретают все большее значение, а среди них особенное и весьма существенное место, медленно, но верно, завоевывает остеопатия.

Для улучшения здоровья населения первостепенное значение имеет разработка критериев оценки индивидуальных резервов адаптации и изучение природы эффектов, объясняющих успешность остеопатического лечения. В частности, необходимо научное обоснование использования таких остеопатических техник, которые направлены на устранение биомеханических нарушений тканей человека и восстановление их гармоничного взаимодействия.

Границы рационального применения лечебных остеопатических техник, несмотря на длительный, практически вековой, период успешного применения остеопатии в США и Европе, пока еще чётко не обозначены. Этому препятствуют и многообразие традиций различных остеопатических школ, и неодинаковая трактовка этиопатогенетических факторов. Что, впрочем, можно отнести к категории традиционных полемик представителей различных научных школ не только в остеопатической, но и в аллопатической медицине.

Обостренная, весьма высокого уровня, тактильная чувствительность, которую постепенно обретают руки остеопата в процессе обучения, тренинга и своей практической деятельности, а также применение специальных техник, позволяют опытному остеопату выявлять признаки комплексных дисфункций разных тканей тела человека с целью восстановления нарушенной гармонии взаимодействия всех частей организма, как единого целого.

Опираясь на эти уникальные возможности, остеопат способен, например, восстанавливать функции миофасциальной системы в одном из «регионов» тела с целью достижения лечебного эффекта в другой, отдаленной от места непосредственного остеопатического воздействия, области организма человека. Так, нарушения позиции и подвижности костей стопы неминуемо приводит к изменению функционирования поясничных позвонков и к формированию стойкой люмбоишалгии. Следовательно, оценивая этиопатогенез болезненных синдромов в поясничной области, в целях разработки оптимальной стратегии лечения, остеопат должен иметь в виду высокую степень вероятности причины их возникновения совсем в другой области тела (Д.Е.Мохов, автореф. канд. дисс. «Постуральный дисбаланс и нарушение проприорецепции костей стопы у больных с люмбоишалгией», 2004, СПб). Отсюда понятно, насколько велики возможности остеопата для коррекции нарушенных функций опорно-двигательного аппарата в результате перегрузки или травмы, в частности, у спортсменов, а также очевидна перспективность остеопатической помощи для подготовки профессиональных спортсменов к экстремальным нагрузкам.

С другой стороны, необходимо исследовать идентичные подходы к пониманию принципов организации жизнедеятельности здорового и больного организма, признанные «классической» медицинской наукой, с принципами, которыми руководствуются остеопаты. Например, концепция, разработанная академиком Н.П.Бехтеревой об устойчивых патологических состояниях и потребности разрушения таких стабильных состояний, чтобы обеспечить путь к исцелению, созвучна представлениям одного из видных американских специалистов­теоретиков остеопатии М.Паттерсона (и вполне согласуется с практическим опытом остеопатов). Согласно этой концепции для достижения оптимального лечебного эффекта вначале требуется обеспечить эффект максимального «расслабления», что может сопровождаться временным ухудшением некоторых функциональных показателей.

По-видимому, для расширения теоретической базы остеопатии может оказаться плодотворным «поиск союзников» в попытках объяснения механизма ряда физиологических феноменов, которые регулярно наблюдают врачи-остеопаты, применяя привычные им техники, в некоторых представлениях «неклассической» медицины. Например, заслуживают внимания некоторые парадигмы китайской медицины, в частности, трактовка понятия «первичного дыхания» (А.Н.Ахметсафин. Представления о «первичном дыхании» в китайской медицине// Мануальная терапия. 2011. № 1 (41). С.83-88).

Подчеркнем, что верификация эффективности остеопатического лечения средствами доказательной медицины - объективный путь для ликвидации концептуальных разногласий в объяснении механизмов воздействия тех или иных остеопатических техник, тем более, что возможности инструментальных исследований в последние два десятилетия принципиально улучшились. Однако правомерно ли утверждать, что современная физиология и классическая медицина располагает необходимым арсеналом знаний для детального объяснения механизмов системного взаимодействия различных структур организма на различных уровнях сложности? Полагаем, что нет. Например, «незамеченная революция» в трактовке такого базового понятия, как роль цитоплазмы в механизмах энергетического баланса клетки показывает, как далеки пока наши познания жизнедеятельности организма от совершенства (Г. Линг, 2008. Физическая теория живой клетки. Незамеченная революция. СПб. «Наука».- 376 с.). Надеемся, более того, уверены, что немалый практический опыт остеопатов окажется тем полезным для науки звеном, магическим ключом, который поможет прийти к более глубокому, интегрированному пониманию причинно-следственных связей, обеспечивающих удивительную устойчивость гомеостатических механизмов целого организма?

Современный этап становления остеопатии, как раздела медицинской науки, настоятельно требует серьёзных усилий для научного обоснования объективных показателей эффективности остеопатического лечения. И первые существенные успехи в этом направлении уже достигнуты. Так, в Институте остеопатии выполнена серия исследований по изучению динамики объемно-метрических характеристик различных тканей тела. Установлено, что в зависимости от уровня компрессионного воздействия на ткани изменяется возможность дифференцированного измерения параметров ритмических процессов, происходящих на различных уровнях сложности, что позволяет объективно оценивать эффективность остеопатического лечения. Применение программно-аппаратного комплекса «Омега-спорт» дает возможность эффективно и в реальном времени оценивать баланс симпато-парасимпатической активности, а также, при некоторых обстоятельствах, определять не только на качественном, но и на количественном уровне адаптивный ресурс спортсменов в условиях экстремальной нагрузки.

Разворачиваются нейрофизиологические исследования верификации эффективности остеопатической коррекции показателей здоровья беременных женщин и новорожденных детей, весьма перспективными представляются исследования изменений сверхмедленных информационно-управляющих систем головного мозга и организма человека на различных этапах остеопатического лечения детей с резидуально-органическими поражениями головного мозга, возникшими в перинатальный период.

Полагаем, что широкое комплексное и целенаправленное применение инструментальных методов изучения изменений, происходящих в организме человека при использовании остеопатических техник, окажется эффективным не только в плане получения важных научных сведений и верификации результатов остеопатического лечения, но будет полезным и в педагогическом процессе при обучении специалистов.