ke


Загар: требования моды и проблемы здоровья

Несмотря на предостережения врачей, вновь на Планете вспыхнула мода на "бронзовые тела" и обрела новую жизнь эпидемия "танорексии", своеобразной "солнечной наркомании".

По своей сути, загар – это защитный зонтик, который выставляет кожа защищаясь от ожога (в.т.числе мутагенного воздействия солнца на структуры ДНК). Иллюзии в отношении положительной оценки тёмного загара связаны с началом ХХ века, когда было установлено, что в коже, под влиянием солнечного света образуется противо"" title="Рахит">рахитический фактор – витамин D. Но уже к 80-м годам стало очевидно, что чрезмерный загар провоцирует ускоренное старение кожи, а при взаимодействии с другими факторами (наследственность, тип кожи, режим питания, образ жизни, экологическая обстановка) является фактором риска онкологических заболеваний. Открытая солнечному воздействию грудная железа, например, становится зоной риска, а уж при кистозной мастопатии, болях в молочной железе, уплотнениях, выделениях из сосков и любых других заболеваниях женщине  категорически не рекомендуется загорать даже под рассеянными солнечными лучами. Сегодня известно также, что чрезмерная инсоляция снижает фертильность у женщин, а у мужчин может вызвать кратковременное бесплодие.  Мода на загар менялась на протяжении всей истории человечества. Еще в Древней Греции, Египте, Риме, Ассирии загар считался неотъемлемым признаком сильного мужчины­воина. Что касается женщин, то здесь все обстояло с точностью до наоборот ‒ афинянки и римлянки берегли кожу от солнца: выходя на улицу, защищали себя одеждой, на голову надевали соломенную шляпу. Аристократки того времени, в отличие от их рабынь, должны были быть светлокожими. Бледная кожа многие века была признаком высокого социального статуса не только женщин, но и мужчин. Настоящий бум в этой сфере в Европе произошел только в начале ХХ века. В пропаганду загара внесла свою лепту законодательница французской моды ‒ знаменитая Коко Шанель, заявившая, что "белое лицо, как таблетка аспирина, выглядит болезненным и вялым". В Советской России 20-х годов, загар был вынесен в символ пролетарской красоты, а поэт Владимир Маяковский писал: "Нет на свете прекрасней одёжи, чем бронза мускулов и свежесть кожи!". Загар поменял свой знак с минуса на плюс.
Одновременно, с подачи медицинских работников, загар стал считаться методом профилактики и лечения различных заболеваний кожи, способом повышения иммунитета, укрепления мышц и костей, заживления ран, методом борьбы со стрессом и плохим настроением.   Однако резкий рост числа онкологических заболеваний кожи в мире не на шутку испугал жителей стран с повышенной солнечной инсоляцией, и мода на загар стала постепенно спадать. Ученые заговорили о «разумном» загаре  и только для некоторых групп населения.
Как оказалось, даже  в солнечном Израиле в организме 20% пожилых людей обнаружилась нехватка витамина D, а значит, и отсутствие защиты от агрессивно протекающего остеопороза. Речь шла о недополучении ими необходимой дозы ультрафиолетового облучения кожи.
И все-таки, загар, особенно в странах "ультрафиолетового избытка", продолжает провоцировать серьезные медицинские проблемы. Но, даже зная это, в летние месяцы побережья Средиземного, Красного и Черного морей превращаются в гигантский конвейер по производству особого загара. А для некоторых представительниц прекрасной половины человечества наличие шоколадного оттенка кожи становится смыслом жизни, они посвящают этому все свое время, деньги и здоровье. Именно для них был придуман термин - "танорексия" (от англ. tan - загар), то есть болезненная, почти маниакальная страсть к загару, независимо от времени года. Подвержены ей большей частью девушки-подростки 13-16 лет, главным образом, из тех стран, где солнце ‒ не очень частый гость. Желание загореть у них превращается в зависимость. Какой бы темной не стала окраска их кожи, они считают ее светлой и сравнивают постоянно с загаром у окружающих.
Масштабы этой проблемы значительно разрослись с момента широкого распространения всевозможных соляриев ‒ от стационарных профессиональных до домашних. Именно в соляриях "загароманки" интенсивно поддерживают свою форму в течение всего года, не обращая внимания на рекомендации и предостережения медиков.  Исследование, проведенное в Техасском университете в США (2005) показало, что каждый второй любитель загара обладает определенной психологической зависимостью от солнца. 51% загорелых людей продолжают принимать солнечные ванны и после того, как их кожа потемнеет. Оказалось, что УФ-лучи повышают выработку эндорфинов, которые в заметных дозах вызывают чувство эйфории. Сигналом к тому, что девушки страдают танорексией служит факт пребывания ими  в соляриях больше 10 мин, чаще, чем два раза в неделю. При этом не важно, происходит это зимой или летом. Важен момент периодичности. Именно он говорит о возникшей или возникающей зависимости от загара.
Следующий признак возникновения танорексии – «помешательство» на бронзовом цвете кожи и навязчивое  желание быть загорелым. Вместе с тем, по данным Британской медицинской ассоциа­ции, каждые 10 лет активного заго­рания в солярии на 20 % повышают риск заболевания раком кожи у лю­дей в возрасте до 56 лет. А исследо­вание, проведенное в Швеции, по­казало, что у 55 % женщин, посещав­ших солярий чаще, чем раз в месяц, была обнаружена злока­чественная опухоль кожи ‒ меланома. Не следует забывать, что любой загар ускоряет увядание кожи, провоцирует ее раннее старение. Наряду со скоротечным результатом загара существует и его отложенный эффект. Довольно распространенным явлением можно считать появление серьезных заболеваний кожи через 20-30 лет после получения солнечного ожога. Кожа не забывает об ущербе,  полученном ею от загара в детстве или в юности.
Правительства и медики разных стран, озабоченные здоровьем своих молодых граждан, пытаются запретительными мерами  оградить подростков от чрезмерного увлечения соляриями. Онкологическая противораковая Ассоциация  Великобритании добились введения официального запрета на посещение салонов загара подростками младше 16 лет. В США законодатели одного из самого солнечных штатов ‒ Калифорнии – в 2010 году приняли закон, запрещающий подросткам загорать в специальных салонах, если загар не прописан им врачом. В 27 других штатах для посещения соляриев подростки обязаны получить согласие родителей. Израильские ученые сегодня однозначно отвечают на вопрос: "Как правильно загорать?" – "Не загорать вообще!".
Но что делать, если красивое загорелое тело – один из атрибутов красоты? По сей день слово "израильтянин" вызывает в изображении иностранца облик стройного парня, пропеченного солнцем. А самая известная на планете израильтянка, топ-модель Бар Рафаэли, бывшая подруга Ди Каприо, прославилась ни чем иным, как демонстрацией своей загорелой фигуры в крошечных купальниках. Словом, "загар"  и "Израиль" ‒  слова-синонимы. Загорелое тело не выходит из моды, хотя мы, израильские врачи очень активно пытаемся убедить молодых людей в крутой опасности загара.
Возможно, что единственный выход из этого – автозагар, то есть создание эффекта загара с помощью прокрашивающих кожу веществ. В настоящее время существует несколько видов кремов и лосьонов для автозагара. Некоторые из них запрещены к использованию, например "пилюли для загара", которые содержат кантаксантин, или акселераторы загара. Зато широкое применение получили  автобронзанты и бронзеры.  Но, при всей своей привлекательности, автозагар можно назвать "чужаком" для нашего организма. А загар  от УФ-лучей – фактором содружества, если им разумно пользоваться  и уметь защищаться от его передозировки. Для этого, как минимум, нужно знать тип своей кожи и генетически обусловленные предпосылки к безопасному загару.
И еще – уметь пользоваться солнцезащитными кремами.  Учёные давно обратили внимание на то, что крем – прекрасное дополнение к одежде, шляпе, тени, а не их равноценная замена. Без него защита от опасных ультрафиолетовых лучей остаётся неполной Но сам по себе, в одиночку, он не обладает магической силой. Крем защищает от ожогов, но не всегда защищает от возможных хромосомных аберраций, от образования свободных радикалов, от реакции на ультрафиолетовое облучение повреждённых элементов кожи. Он не может, например, гарантировать стопроцентную защиту кожи ребёнка до полугодового возраста, пока природная система защиты ещё не сформирована.Только некоторые виды кремов могут помочь детям и более старшего возраста. Существует правило: люди с более светлой кожей нуждаются в более высоком коэффициенте защиты (25, 34,70 и др.), а люди с более смуглой кожей – в более низком (15 и др.) Однако низкий коэффициент даёт лишь частичный эффект. Вообще, считается, что минимально-эффективный коэффициент SPF ‒ это 15. Препарат с коэффициентом  защиты 15 поглощает 93% излучения UVB. Препараты с коэффициентом защиты свыше 30 добавляют ещё 4% (итого 97%). Но когда речь идёт не о профилактическом воздействи для здоровых взрослых людей или детей, а о лечебно-профилактическом   действии крема (скажем, для людей, крайне чувствительных к солнечному излучению, входящих в группу повышенного риска по онкологическим заболеваниям, для беременных  или  для спортсменов, подвергающихся воздействию прямого и отраженного солнечного излучения, работников сельского хозяйства, работников, обслуживающих наружные электросети др.), коэффициент защиты должен быть всегда выше 30!  Пользуясь кремом, следует смазывать кожу равномерно и щедро. Не рекомендуется смешивать солнцезащитный крем с увлажняющим кремом. Нельзя также использовать солнцезащитный  крем вместе со средством защиты от комаров,  ибо последнее делает его неэффективным. Молодые люди имеют полное право любоваться и гордиться красотой своего тела и мода на загар как раз вписывается в эту концепцию. Но важно,  чтобы загар параллельно с красотой дарил людям  здоровье, а не являлся фактором риска серьезных заболеваний.