ke


Йод,йодизм,йододерма

Известно, что далеко не все великие открытия и изобретения приносили человечеству одну лишь пользу. И далеко не каждый первооткрыватель или изобретатель хорошо представляет себе, какого джинна он выпустит из бутылки своим изобретением или открытием. Примером может быть открытие динамита. И ни кем-нибудь, а самим Альфредом Нобелем, чья стенокардия, по его собственному свидетельству, проходила, когда он вел опыты с нитроглицерином, приведшие к созданию взрывчатки, а вовсе не коронаролитиков!

И разве предполагала гениальная женщина, дважды (!) лауреат Нобелевской премии Мария Склодовская-Кюри, что открытый ею радий, а затем полученный ею искусственный радиоактивный элемент полоний, проложат путь к созданию самого страшного оружия – атомной, и затем и водородной бомбы? Но если бы не были открыты радиоактивные элементы, не было бы атомных электростанций, лучевых методов диагностики и лечения и много другого. Вопрос заключается в том, как человечество будет использовать изобретения и открытия, чтобы извлечь из них максимальную для себя пользу и, по возможности, избежать вреда. Это касается и хорошо известного всем йода.

До 1811 года люди о существовании йода даже не подозревали, непроизвольно довольствовались его естественными природными дозами и, соответственно, его в больших количествах повседневно не использовали. Это не мешало человечеству развиваться,  творить, делать открытия, рождать гиппократов и архимедов, левенгуков и галилеев, микельанджело и рафаэлей, ломоносовых и пушкиных. Правда, дефицит содержания йода в воде и почве отдельных регионов нашей планеты порождал физически и умственно отсталых людей – кретинов, но их было несравнимо меньше, чем умственно и физически полноценных.

Однако в 1811 году произошло знаменательное событие. Французский химик Бернар Куртуа (Courtois Bernard, 1777­1838), организовавший для производства пороха добычу селитры из морских водорослей, заметил, что получаемый щёлок разъедает медные котлы. Когда Б. Куртуа добавил к нему серную кислоту, появились пары фиолетового цвета, которые оседали  на стеклянных стенках химической посуды блестящими темными кристаллами, но при нагревании «возгонялись», превращаясь в фиолетовый пар, оседавший такими же кристаллами. Ныне это демонстрируют школьникам на уроках по химии.

Существует и другая, необычная версия открытия йода. Друзья Б. Куртуа рассказывали, что у него был любимый кот, который во время обеда сидел обычно на его плече, а обедал увлеченный химик прямо в лаборатории. Однажды во время обеда кот чего-то испугался и спрыгнул случайно на бутылки с реактивами, стоявшие около стола. В одной бутылке была зола морских водорослей в спирте, а в другой – серная кислота. Бутылки разбились, их содержимое смешалось, а с пола поднялись клубы сине-фиолетового пара, оседавшие на окружающих предметах в виде черно-фиолетовых кристалликов с металлическим блеском и едким специфическим запахом. 

Так, по сути совершенно «случайно», был открыт новый химический элемент. Хотя, как говорится, случайные открытия достаются только тем, кто их достоин.

В 1813 году новый химический элемент удостоверил авторитетнейший французский физик и химик Жозеф Луи Гей-Люссак (Gay-Lussac Joseph Louis, 1778­1850), который за цвет паров назвал его йодом (по-гречески фиолетовый – йодос, ιώδης). Конечно, новый химический элемент стал активно изучаться. Вначале были открыты его выраженные антисептические свойства, которые стал использовать в своей хирургической практике и великий Н.И. Пирогов. Вскоре Франсуа Мажанди (Magendie F., 1783­1855) ввел препараты йода в фармакопею, а к середине XIX века там уже были десятки йод-содержащих лекарств. По свидетельству венгерского нобелианца Альберта Сент-Дьердьи (Szent-Gyorgy A.,  1893­1986), уже в первой четверти XX века самыми часто прописываемыми лекарствами стали йодистые.

Присутствие йода в дождевой воде и даже в росе и его летучесть привели пытливого французского ботаника, фармацевта и миколога Гаспара Адольфа Шатена (Chatin G.А., 1813­1901) к предположению, что йод должен находиться и в воздухе, и он первым обнаружил этот элемент в воздухе Парижа. Его содержание зависело от влажности, температуры и многих других условий, в том числе от его количества в верхних слоях почвы и в водоемах. 

Оказалось, что йода в земной коре всего несколько стотысячных процента. Но он вездесущ, так как его атомы находятся в состоянии рассеяния, под которым профессор нашего университета В.И. Вернадский (1863­1945) понимал такие формы, к коим «неприменимы наши обычные представления о газообразном, жидком или твердом состоянии материи», почему основоположник экологии и назвал йод «микрокосмической смесью». «Нет ничего в окружающем нас мире, где тончайшие методы анализа, в конце концов, не открыли бы несколько атомов йода», –  писал его ученик, декан географического факультета нашего университета академик А.Е. Ферсман (1883­1945).

Нобелевский лауреат Гленн Теодор Сиборг (Seaborg G.T., 1912­1999) сказал: «Трудно даже представить, какую форму приняла бы жизнь позвоночного животного, если бы в природе отсутствовал йод». И даже шире того:  «Жизнь, какой мы ее знаем, вероятно, не зародилась бы, не будь йода». Оказалось, что космическую роль в появлении, развитии и сохранении жизни на Земле не мог взять на себя никакой другой элемент, кроме йода. Добавим ‒  и аминокислоты тирозина.

Другой ученик В.И. Вернадского академик А.П. Виноградов (1895­1975) писал: «Какими-то, никому не известными путями через сотни миллионов, если не миллиардов лет филогенеза, эта йодированная аминокислота в организмах, достигших высшей ступени развития, стала играть роль промежуточного звена в процессах создания важнейших гормонов – тироксина и трийодтиронина». Все позвоночные животные зависят от йода и этих гормонов, в состав которых входит йод. Оказывается, йод и йодсодержащие биорегуляторы нужны и низшим хордовым, и беспозвоночным, и растениям, и  даже некоторым бактериям. Даже морские губки содержит дийодтирозин. Достаточно много его содержит мясо некоторых морских рыб и устриц. Много йода в рыбьем жире – до 770 мкг/дл.  Им  особенно богаты морские водоросли: в 1 т  сухой морской капусты (ламинарии) – 5 кг (!) йода. Адаптивная стратегия морских водорослей основана на накоплении йода и йодидов и использовании антиоксидантных свойств последних и дезинфицирующего эффекта первого. В биосфере йод тесно связан с водой. Выделяясь при стрессе, например, штормах, из водорослей, йодопроизводные служат в атмосфере зародышами для формирования дождевых облаков, переносящих йод на материк.

Поэтому воздух и почвы приморских областей благодатны для развития жизни и, особенно, для растений. Содержание йода в наземных растениях зависит от места произрастания, а не от их вида. Так, американские секвойи и травы о. Сахалин распространены в зоне йодистых осадков тихоокеанских ветров и, по мнению В.О. Мохнача,  обязаны размерами именно йоду.

                         

Йод – важнейший биологически активный микроэлемент. Взрослый человек должен получать минимум 100–150 мкг йода в сутки. Так, суточная потребность в йоде содержится в семечках всего лишь одного яблока. В организме человека примерно 25 мг йода, из этого количества 35% находится в плазме крови в виде органических соединений. Примечательно его высокое содержание в лейкоцитах, участвующих в иммунитете. Лейкоциты могут производить йод-содержащие радикалы, обладающие бактерицидным действием.

Но это оружие – обоюдоострое. Йод относят к гаптенам, которые при взаимодействии с белками и нуклеиновыми кислотами организма формируют иммунный ответ. Поэтому тяжелые аллергические реакции на йод возможны при злоупотреблении продуктами и лекарствами, богатыми йодом и его соединениями. За йодом признают иммуностимулирующее действие, например, в отношении активации миелопероксидазы в фагоцитирующих клетках, стимуляции презентации антигенов макрофагами и В-лимфоцитами. Это относится и к стимуляции им аутоиммунитета, особенно к антигенам щитовидной железы. Ныне избыток йода считают главным фактором риска её аутоиммунных поражений. Это впервые доказал выдающийся современный иммунолог американец Ноэль Р. Роуз, впервые получивший в 1956 году экспериментальный аутоиммунный тироидит путем иммунизации животных йодсодержащим белком тироглобулином, а позже создавший модель этого заболевания у мышей, получающих йодированную воду.

Гормоны щитовидной железы обладают ядерными и митохондриальными рецепторами во всех клетках тела, в том числе – в центральной нервной системе, ибо они необходимы и для её развития, и для нормального функционирования. Они действуют на различные метаболические процессы, влияя на рост и дифференцировку тканей. Самый изученный их эффект – «калоригенное действие». В каждой клетке они увеличивают окисление с образованием тепла, повышают утилизацию жиров и углеводов, ускоряют обмен белков, стимулируя их обновление, влияют на обмен других биорегуляторов, в частности, гормонов коры надпочечников, тимуса, поджелудочной железы, витаминов А и D, а также катехоламинов.          Дефицит «сырья» для синтеза гормонов щитовидной железы –  йода –  приводит к тяжелым нарушения в обмене веществ и к развитию так называемого эндемического зоба (ЭЗ) с кретинизмом. По данным ВОЗ (1998), в 1997 году в мире насчитывалось 16,5 млн. случаев кретинизма с рождения. Средние показатели IQ в регионах с выраженным дефицитом йода на 15–20 % ниже, чем в геохимически благополучных по йоду областях.

Еще Гиппократ указывал на целебные свойства морской губки и водорослей при ЭЗ. В древнекитайской литературе (Цуй Шицы, 85 год от Р.Х.) уже вводится понятие о «солидном, неизлечимом» и «мягком, излечимом» зобах, и содержатся рекомендации по употреблению при них морской капусты в целях сохранения здоровья жителей. В Средневековой Европе золой губок лечил ЭЗ Арнальд Бачероне де Вилланова (1235/40 ­ 1311), а позже цинский император Китая Канси (1654­1722) – просвещенный устроитель жизни своего народа – на научных началах повелел каждому жителю Мукдена съедать по 2 кгморской капусты в год. И вот уже триста лет в Мукдене  неукоснительно выполняется этот императорский указ. Благодаря ему жители этой не приморской части Маньчжурии, несмотря на дефицит йода, в основном до сих пор не страдают ЭЗ.

Научная гипотеза о происхождении ЭЗ вследствие  дефицита в окружающей среде йода появилась в середине XIX века. Уже упомянутый выше Г.А. Шатен установил: чем выше в горы, тем меньше йода в воздухе и в воде и тем больше случаев ЭЗ и кретинизма. Именно он  первым предположил, что в этом виноват йодный дефицит. Французская академия наук признала исследования Г.А. Шатена важными и для их проверки создала комиссию из виднейших химиков, которая подтвердила его данные о повсеместном распространении йода, но связь дефицита йода с зобом была ею подвергнута сомнению. К тому времени полагали, что эндемический зоб могут вызывать 42 причины, но в этом перечне, к сожалению, дефицит йода не значился.

И все же французское правительство, несмотря на сомнения академиков, разрешило пилотную программу по борьбе с эндемическим зобом в Савойе (1869), основанную на применении йодных таблеток и йодировании соли, полагая, что йод, как антисептик, поможет бороться с плохими гигиеническими условиями, которые и считались тогда главной причиной зоба. Однако крестьяне, опасаясь, что их избавленные от зоба дети станут рекрутами французской армии, программу саботировали, к тому же применялись «лошадиные» дозы йода (от 100 до 500 мг на 1 кг соли), основанные на неверных расчетах Г.А. Шатена. Это спровоцировало такие осложнения, как йодизм и йод-индуцированный гипертироз, то есть «йод-базедов». В 1855 г. А. Хирш (Hirsch A.) заключил, что йодотерапия чревата побочными эффектами и помогает не при всяком зобе. Между прочим,  еще до Г.А. Шатена французский горный инженер и агрохимик, первооткрыватель кругооборота азота в природе и соавтор понятия «азотистый баланс» Ж.-Б. Буссиньоль (Boussingault J.B., 1802­1887) и его соавтор Ф.-Д. Рулен успешно пытались лечить эндемический зоб в Южной Америке, завозя поваренную соль «с морским запахом» из неэндемичных приморских провинций и назначая ее в таблетированном виде. Это была первая в истории попытка использовать йодированную соль для профилактики зоба.

В стране ЭЗ – Швейцарии, где еще медики Наполеона Бонапарта в кантоне Вале на 70 000 обитателей выявили 4000 кретинов – интерес к щитовидной железе был весьма большим. Именно французский монарх первым приказал исследовать наличие зобов у подданных, так как большое число новобранцев из горных районов страдало тугоухостью и слабоумием. В своей научной и практической деятельности знаменитый швейцарский хирург Эмиль Теодор Кохер (Коcher E. Th., 1841­1917), прооперировавший, кстати,  в 1913 г. по поводу зоба Н.К. Крупскую, окончательно доказал эффективность йода при ЭЗ. Значимость проблемы «йод - щитовидная железа» подтвердил и Нобелевский комитет, удостоивший его в 1909 г. этой  престижной премии.

Так, благодаря «случайному» открытию Б. Куртуа, с помощью научно разработанного, целенаправленного, строго дозируемого, индивидуализированного, районированного и контролируемого использования йода и его соединений, научились не только успешно лечить, но и предупреждать такое тяжкое региональное страдание, как ЭЗ. А в бывшем СССР вследствие тщательно разработанной, разумной и четко отлаженной йодной профилактики он был вообще практически искоренен. Эффективность лечения йодом больных ЭЗ неоспорима. Но его развитие невозможно в приморских районах, где почва и воды достаточно богаты йодом. Поэтому далеко не вся Россия эндемична по зобу, как это изображают фирмы, рекламирующие йодсодержащую продукцию. Санкт-Петербург, в частности, йоддефицитным не является. Еще пионер йодной профилактики О.В. Николаев отмечал: «…следует указать на очаги эндемического увеличения ЩЖ в отдельных [курсив наш] районах Ленинградской области (Тихвин и др.)…».  Но русские землепроходцы и полки Петра I открыли россиянам пути к побережьям 13 морей! И никакие фирмы, торгующие биологически активными добавками (БАДами) с йодом  не должны внедрять в сознание людей ложную мысль о том, что Россия – страна гипотироидных  кретинов.

Применяя йод, важно помнить, что злоупотребления им в итоге неадекватных йодопрофилактики и  йодотерапии могут провоцировать аутоиммунитет к тироглобулину и другим аутоантигенам щитовидной железы. Итальянский патофизиолог Джан-Франко Боттаццо показал, что интерфероны и другие иммуностимуляторы (как и избыток йода!) способствуют аберрантной экспрессии на поверхности тироцитов белков главного комплекса гистосовместимости (ГКГС) II класса, которые являются важными регуляторами силы и репертуара иммунных ответов организма. Тироциты охватывает «мания величия»: они начинают вести себя так, как свойственно лишь профессиональным антиген-представляющим клеткам, что ведет к презентации лимфоцитам их собственных антигенов и к аутоаллергии. В итоге щитовидная железа сама «подставляет себя под удар».

Доказано, что чрезмерное поступление в щитовидную железу йода, в силу его высокой реагентности, альтернативного сплайсинга тироглобулина, стимуляции аутоантигенопрезентации и целого ряда других механизмов, может индуцировать развитие аутоиммунного тироидита, особенно у лиц, генетически предрасположенных к аутоаллергии, а это –  значительная часть населения. Не случайно данная болезнь впервые была описана ровно 100 лет тому назад японским врачом Хакару Хасимото именно на острове Кюсю –  регионе с традиционно высоким потреблением морских водорослей и с богатейшими залежами минералов йода.

Видный канадский эндокринолог Роберт Вольпе (Volpe R., род. 1926)  считает, что «возросшее потребление йода за последние десятилетия почти наверняка играет основную роль в увеличении частоты аутоиммунного тироидита».         

Поголовное употребление йодированной соли в ряде стран уже привело к росту региональной пораженности болезнями щитовидной железы. Так, путь от преобладания ЭЗ к вспышке аутоиммунного тироидита уже прошла страна гор и морских побережий  Греция, причем сплошное увлечение йодопрофилактикой и йодотерапией сыграло в этом негативную роль. Массовое (и часто – несвоевременное) бесконтрольное употребление йодидов после аварии на ЧАЭС оказалось в перспективе столь же вредоносным для щитовидной железы, как и воздействие радионуклидов!

В наше время населению России навязывается потребление йода без учета в нем истинной потребности. Всем лицам, даже с заболеваниями щитовидной железы, рекомендуют ежедневно принимать «Йодомарин», «Йод-актив» и другие йодированные продукты. Это может явиться причиной нарастания частоты аутоиммунного тироидита и, соответственно, гипотироза буквально со школьной скамьи, когда особенно злоупотребляют йод-содержащими БАДами из-за рекламы, сулящей повысить с их помощью умственные способности детей. Вызывает озабоченность модное среди нашей молодежи чрезмерное увлечение японской кухней с обилием блюд из морских водорослей, к которым мы недостаточно адаптированы.

У лиц, принимающих антиаритмический препарат амиодарон (кордарон), несмотря на его высокий лечебный эффект, часто развиваются тиропатии – йод-базедовизм, кордароновая тиропатия и аутоиммунный тироидит, так как в каждой его таблетке содержится годовая (!) потребность организма в йоде.

В  СССР с его разумной и тщательно разработанной районированной йодной профилактикой никому не приходило в голову без разбора назначать йод и йодиды поголовно всем жителям страны, а власти и медики не навязывали йодированную соль сплошь всем гражданам. Почему же вдруг появилась такая умопомрачительная потребность в йоде? Ведь в результате распада СССР страна, лишилась обширных болотистых или горных йоддефицитных районов (Беларусь, Закавказье, Средняя Азия), а новых уж никак не приобрела. Дело в том, что после 1991 г. в России была практически разрушена нормативно-законодательная база проведения йодной профилактики, а усердную «заботу» о ликвидации эндемического зоба взяли на себя далекие, к сожалению, от медицины расторопные фирмы. Пример – чудовищная статья «Йод против идиотизма нации»  в популярных «Аргументах и фактах»[№ 16, 2004]:

 «…практически на всей территории нашей страны… йододефицит – нам в организме не хватает йода. В результате многие дети рождаются с умственными и физическими отклонениями, страдают кретинизмом. При таком раскладе лет через 50 Россия в прямом смысле слова рискует превратиться в страну дураков… Решить эту проблему можно очень просто – использовать в пищу йодированную соль…». 

Вдохновенные песни о всеобщей целительной силе йода, очевидно замешанные на коммерческой активности «йодного лобби», не редкость и в зарубежной литературе. Примерами могут служить статьи  проповедника «ортойодосапплементации организма» Гая. Э. Эбрахама в США и продавца «микстуры синего йода» А.А. Мальцева на Украине. В последней авторы настоящей статьи с удивлением обнаружили обширные несанкционированные заимствования из своей работы 2006 года, причем в искажающем их смысл контексте.

Конечно, не всегда и масс-медиа, и  даже коммерческие тексты столь ненаучны и необъективны. Заслуживает внимания и нашей поддержки мнение эксперта «Комсомольской правды» врача-иммунолога к.м.н. Т. Тихомировой [14.04.2010]:

«...А так ли безвреден сам йод? По статистике, дефицит гормона щитовидной железы (имеются в виду случаи, когда уже требуется лечение) связан с грубым дефицитом йода лишь в 5% случаев. А в России профилактика йододефицита – массовая! … массовый и бесконтрольный прием йода в качестве профилактики увеличивает риск аутоиммунных заболеваний …  в регионах с успешно побежденным дефицитом йода резко выросла заболеваемость АИТ… 30 лет назад в Греции примерно у 60% подростков обнаружили зоб, связанный с нехваткой йода. Ввели профилактику. Зоба стало в 5 раз меньше. Но зато теперь резко возросло число подростков с диагнозом аутоиммунный тироидит…  В отделениях эндокринологии детских больниц регулярно оказываются дети – жертвы родительского желания сделать их самыми умными… А вот известная самодиагностика – намазать кожу йодом на руке и смотреть, как быстро он всосется (если за 1–3 часа, то у вас вроде как йододефицит), – не работает! … Однажды я случайно капнула йодом себе на ботинок – пятно исчезло за пару часов. Щитовидки у ботинка не было: я проверяла!».

Организм человека весьма чувствителен к йоду и его солям. Для препаратов элементарного йода характерно местно-раздражающее воздействие на ткани. В высоких концентрациях они вызывают прижигающий эффект за счет способности йода денатурировать тканевые белки. При всасывании препараты йода наиболее выраженное влияние оказывают на функцию щитовидной железы. В малых дозах (препарат «Микройод») он тормозит ее функцию, а в больших – стимулирует. При повышенной чувствительности к йоду как гаптену возникают анафилактические реакции (крапивница, отек Квинке и др.). Возможны и неиммунозависимые аллергоидные реакции, вызванные прямым эффектом йода (например, неатопическая бронхиальная астма от его паров). В тяжелых случаях – например, при ирригации ран йодистыми антисептиками – описывался токсико-аллергоидный шок: острая недостаточность кровообращения, лихорадка, гематурия, возбуждение, а затем – угнетение центральной нервной системы, отёк гортани, вздутие легких. При обильном приеме препаратов йода внутрь наступает рвота коричневым или голубыми массами (если в желудке одновременно с йодом находились крахмалсодержащие продукты). Особенно токсичен элементарный йод. При отравлении свободным йодом выдыхаемый воздух пахнет йодом, окраска языка и слизистых рта бурая, во рту и в пищеводе – жжение, наблюдаются слюнотечение, головная боль, отек гортани, носовые кровотечения, сыпь, в моче – белок и гемоглобинурия, надолго остаётся слабость. Менее ядовиты йодиды. Элементарный йод по своим свойствам аналогичен хлору и брому, но из-за меньшей летучести действует более продолжительно. Препараты с его высвобождением (йодоформ), оказывают действие только при контакте с тканями и микроорганизмами, вызывающими восстановление йода до элементарного. Иодиды в отношении бактерий вообще не активны. Органические соединения с прочно связанным йодом используется в рентгенодиагностике, так как тяжелые ядра атомов йода не пропускают рентгеновские лучи (йодолипол, билитраст, билигност, верографин, кардиотраст, йопагност, омнипак), а также в радиологии (бенгал-роз-I131 и др.).

Нобелевский лауреат Пауль Эрлих показал, что накопление йода в сифилитических гуммах способствует их размягчению и рассасыванию. На заре кардиологии йод применялся в лечении атеросклероза (порошок ламинарии, препарат «Кальцийод» или «Сайодин»).

При хроническом отравлении парами йода и его соединениями развивается так называемый йодизм: в силу нарушений в работе йод-захватывающего белка пендрина, который экспрессирован в слизистой оболочке дыхательных путей и регулирует густоту и экскрецию слизи, возникают слезотечение, насморк, кашель, возможны слюнотечение, тошнота, рвота, головные боли.  Интересно, что именно через пендрин опосредовано и лечебное отхаркивающее действие содержащего йодид калия раствора Люголя, который этот французский  химик (Lugol Jean Guillaume Auguste (1786­1851) предложил в 1829 году.                                 

В коже йод стимулирует презентацию аутоантигенов и, будучи гаптеном, может  и сам вызвать аллергический йодный дерматит – йододерму.  Йододерма – это поражения кожи, возникающее после продолжительного курсового употребления больших доз препаратов йода или йодированных продуктов. 

Реже йододерма возникает после первого же приема малой дозы; возможно, вследствие ранее сформированной латентной гиперчувствительности к йоду. Примером может служить следующее наше наблюдение.Пациентка Б-на Анна, 26 лет (№ амб. и/б 177). Постоянно проживает в Италии. Прежде наблюдалась нами амбулаторно по поводу АИТ. Получала адекватные дозы тироидных гормонов и считала себя практически здоровой. В январе 2004 г. во время посещения Санкт-Петербурга решила проконсультироваться по поводу остеохондроза позвоночника. После осмотра врач заодно поставил пациентке расхожий в наше время диагноз  дисбактериоз – и рекомендовал принимать синий йод внутрь! Спустя 5 дней практически здоровая до этого женщина явилась к нам на прием в слезах, с угреподобной сыпью на лице, с жалобами на поносы, на боли в животе и мучительный метеоризм. Но больше всего её напугали прогрессирующие общие отеки, из-за которых за 5 дней «лечения» поправилась на 7 кг (!), почему стала мала вся одежда. Нарастающие зябкость, сонливость и общие отеки свидетельствовали об остром развитии йодиндуцированного гипотироза с исходом в микседему. Ей были отменены все йодсодержащие препараты и увеличена доза тироидных гормонов. Через неделю состояние стало постепенно улучшаться. Отеки стали сходить, а вес – падать. Поносы и метеоризм практически исчезли.

Итальянский дерматолог Ч. Пеллицари полагал, что в патогенезе йододермы участвует васкулитный компонент. С современной точки зрения, возможно, что он является результатом иммунокомплексного процесса спровоцированного йодированными белками кожи. Л.Н. Машкиллейсон и Е.Я. Герценберг рассматривали йододерму (под углом зрения инфекционной теории), как стафилококковый вегетирующий пиодермит на фоне  специфической чрезмерной чувствительности к йоду. Они показали, что в основе йододермы лежит облитерирующий тромбоангиит.

Патогистологически йододерма проявляется в резко выраженном акантозе с мощным разрастанием межсосочковых эпителиальных отростков и межклеточным отеком. В эпидермисе обнаруживаются ограниченные абсцессы и фолликулярные псевдоабсцессы; резкая инфильтрация сосочкового и сетчатого слоев дермы, состоящая из сегментоядерных лейкоцитов, лимфоцитов, гистиоцитов, эозинофилов и единичных плазматических клеток; гигантские клетки встречаются редко. Сосуды резко раширяется, их интима утолщается, эндотелий набухает, выявляется эндо-и периваскулит даже крупных сосудов.  Пролиферация эпидермиса настолько выражена, что может создавать ложное впечатление злокачественного новообразования.

Самая частая и достаточно типичная форма йододермы – йодистые угри. При аутоиммунном тироидите, осложненным гипотирозом, этому способствует обычно развивающиеся при нем гиперпролактинемия, а также избыток андрогенов, в частности, тестостерона, который, накапливаясь в волосяных луковицах, благоприятствует развитию вульгарных угрей. Угри практически все пациенты (и особенно подростки) по незнанию упорно обрабатывают именно йодом, не подозревая о возможных обратных последствиях такого «лечения». В последние годы при лечении вульгарных и йодистых угрей мы в ряде случаев получали положительный эффект от длительного применения препарата «Роаккутан».

Йододерма может протекать и в виде распространенных разнообразных сыпей. Они могут быть похожими на крапивницу, краснуху, пятнистую эритему, коревую и скарлатинозную экзантемы, рожистое воспаление, на вегетирующую пузырчатку, вакцинную сыпь, полиморфную экссудативную эритему, узловатую эритему, пурпуру, экзему и даже на ограниченную гангрену. Йодистые сыпи нередко могут сочетаться друг с другом. Глаза при этом поражаются редко.

Тяжелая форма этого недуга – узловатая йододерма описана впервые в 1894 году немецким дерматологом П. Г. Унной (Unna Paul Gerson, 1850­1929), первооткрывателем плазматических клеток и создателем кремов «Nivea».

Обычно йододерма локализуется на лице, шее, конечностях, реже – на туловище и волосистой части головы. При узловатой форме вначале возникают угревидные, инфильтрированные у основания, пустулы с зудом и жжением. Пустулы могут сливаться. При этом образуются опухолевидные инфильтраты в виде узлов сине-багрового цвета, величиной от 0,5 до 3 см в диаметре, в центре которых зачастую возникают пузыри с кровянисто-гнойным содержимым. Узлы обычно болезненны, мягкие, с широким воспалительным ободком. Они могут подвергаться размягчению и распаду в центре с образованием язвенной вегетирующей поверхности, частично покрытой коричневатыми или черно-бурыми корками. Йододерму дифференцируют с пустулезным и язвенно-вегетирующим бугорковым сифилисом, грибовидным микозом, вегетирующей пузырчаткой, бластомикозом, бромодермой, риносклеромой, злокачественным новообразованием.

При установлении диагноза йододермы необходима немедленная отмена всех препаратов йода и йодсодержащих продуктов и БАДов. Внутрь в тяжелых случаях   назначают до 10­12 граммов хлорида натрия в сутки, или внутривенно капельно – 10% раствор хлорида кальция или 30% раствор тиосульфата натрия. Одновременно назначается молочно-растительная диета, поливитамины, натрийуретики, антибиотики. Наружно применяют повязки с витаминизированным рыбьим жиром, 2% спиртовой раствор бриллиантового зеленого или другие анилиновые красители, УФО.

Прогноз в подавляющем большинстве случаев благоприятный. Йододерма постепенно исчезает после отмены препаратов йода и соответствующего лечения. Очень тяжелые случаи узловатой йододермы с летальным исходом наблюдаются крайне редко.

При необходимости лечения препаратами йода важна профилактика йодизма и йододермы. При этом рекомендуется обильное питьё молока, щелочно-углекислые воды, большие дозы углекислого натрия (6–10 г. в сутки). Следует избегать приема алкоголя, а также острых приправ. При плохой переносимости необходимо отменить йодистые препараты. Практически не вызывает йодизма препарат «Кальцийодин». Противопоказаниями для применения йода являются туберкулез легких, заболевания почек, геморрагические диатезы, беременность, некоторые кожные заболевания (особенно гнойничковые – пиодермии, фурункулёз) и гиперчувствительность к йоду. Йодистый калий выпускается в виде таблеток  «Антиструмин», которые используются для профилактики ЭЗ. Детям до 5 лет препараты йода вообще не назначают. Йодинол – изобретенное В.О. Мохначом соединение йода с поливиниловым спиртом – замедляет выделение йода, удлиняет его действие на организм, уменьшает его раздражающий эффект и используется при тонзиллитах, при обработке ран, язв, инфицированных ожогов.

Врачи любой специальности, в частности – дерматологи и косметологи, не должны выпускать применение йода и йодсодержащих БАДов из-под своего контроля, памятуя о наличии у этого тяжелейшего элемента жизни как саногенных, так и патогенных свойств.

Строев Ю.И., Утехин В.И., Чурилов Л.П. Кафедра патологии медицинского факультета Санкт-Петербургского государственного университета