ke


Психосоматическое детектирование в практике психодиагностики (на примере пациентов с косметологическими проблемами)

На сегодняшний день наблюдается постоянный рост числа клиентов косметологических кабинетов и обращений к пластическим хирургам, что связано с популярностью, краткосрочностью и сравнительной доступностью данных процедур. Исследование психологических особенностей пациенток с косметологическими проблемами кожи, включая системы значимых отношений, ценностно-мотивационных направленностей, их Я-концепций, динамики эмоциональных состояний в процессе лечения указывают на то, что многие из них не удовлетворены своим физическим «Я», не затрагивая оценку собственной личности. Кроме того установлено, что «в структуре Я-концепции сохраняется устойчивое расхождение между реальным и желательным образом «Я» [4, эл. ресурс]. Другими словами у пациенток преобладает представление о том, что эпицентр проблем находится во внешних «изъянах», которые не характеризуют их личность и идентичность, потому обращение к обозначенным специалистам видится как единственно верное решение всех проблем и освобождение от переживаний, тревоги и т.д. Подобная картина наблюдается и у пациентов, прибегающих к процедурам липосакции, отопластики, ринопластики и др.

Истинная причина недовольства собой у пациента может совпадать с заявленной при обращении к специалисту, может скрываться им или же не осознаваться вовсе. В качестве неблагополучных примеров неосознавания причин выступает наличие у пациентов синдромов дисморфомании и дисморфофобии, которые встречаются и как реактивные реакции на психотравмирующую ситуацию при пограничных расстройствах, так и при серьёзных эндогенных заболеваниях, таких как реккурентная депрессия, биполярное аффективное расстройство, шизофрения. Выступая как один из симптомов разворачивающегося эндогенного процесса, дисморфофобия, дисморфомания могут проявляться в виде идей отношения, сверхценных и даже бредовых идей [2, с. 344-345], являясь у таких пациентов латентной причиной обращения в косметологические кабинеты, к пластическим хирургам снова и снова.

С обращением пациентов с психическими особенностями в косметологию сталкивалось не одно поколение специалистов, работающих в этой области. В психологической науке разработаны рекомендации для специалистов, призванные диагностировать или хотя бы заподозрить наличие психического расстройства. Основанные на интервью со специально подобранными вопросами, такие методы всё же остаются не в полной мере достоверными. Видя в косметологических мероприятиях быстрый и малозатратный способ выхода из тревожащей ситуации, пациенты готовы предоставлять необходимые социально-значимые данные в разного рода интервью, анкетах и опросниках психологов или врачей. Любое подозрение на то, что косметолог или хирург может им отказать, вызывает страх и тревогу. Именно поэтому в данном контексте методы опросов, интервьюирования, анкетирования не всегда позволяют вскрыть объективную истину, в связи с чем существует реальная необходимость создания новых методов исследования.

Решение данной задачи мы видим в создании метода на стыке наук, таких как психология, позволяющая обозначить круг проблем, среди которых может быть найдена истинная, и психофизиология, которая позволит измерить реакции пациента в ответ на те или иные маркеры проблем. Согласно энергетическому подходу организм представляет собой «единую равновесную систему… и любое воздействие, будь оно внешним, либо побуждаемым внутренними причинами, приведет к изменениям, требующим энергетических затрат для возвращения биологической системы в равновесное состояние и, что самое важное, эти изменения могут наблюдаться на всех её уровнях» [1, с. 31]. Поэтому преимущество такого исследования очевидно, так как оно связано с системой нервно-психической организации и закономерностями реагирования человека, что восполняет заявленный недостаток интервьюирования и подобных ему методов.

Основной задачей метода мы видим выявление истинных мотивов обращения, но не мотивировок пациента, так как под мотивировкой может быть идеальное представление о желаемом, которым будет руководствоваться пациент, отвечая на вопросы. Мотивы же, в том числе неосознаваемые, должны стать главной мишенью нового метода. Потому, перед психофизиологической частью исследования важно применение структурированного интервью, нацеленного на самоидентификацию пациента в контексте проблемы. Опираясь на определение В. П. Симонова, которое представляется нам наиболее емким и точным, под мотивацией мы понимаем «… активированный след в памяти человека об объекте и действиях, способных удовлетворить имеющуюся потребность» [1, с. 16]. (Например, когда я был худым – на меня обращали внимание, делали комплименты, я был уверен в себе, я был счастлив и т.д.). Этот след в памяти как раз и формирует психофизиологическую реакцию на истинный мотив обследуемого, отличающуюся от адаптивной реакции пациента на субъективно нейтральный стимул.

Основываясь на этих теоретических представлениях и учитывая практические запросы, в стенах научной лаборатории нейропсихосоматооздоровления и коррекции психических и соматических расстройств (Зав. лабораторией доктор мед. наук, профессор, академик МОАМТН Голуб В.И.) научно-образовательного и клинического центра «Психотерапия и клиническая психология» ИВМТ СПбГУ (директор доктор мед. наук, профессор Курпатов В.И.) был разработан метод многоуровневого физиологически верифицированного психосоматического детектирования, который даёт возможность измерить психофизиологические реакции пациента, на выявленный в ходе проведения предварительного структурированного интервью перечень декларируемых проблем. Программно-аппаратное обеспечение реализации этого метода на базе современных компьютерных технологий осуществлено ООО «НПП «МедПАСС».

Практически реализацию метода осуществляют посредством последовательного определения параметров показателей физиологических реакций (информационно значимых и доступных для определения любым оператором) на нейтральные маркёры, а затем на тестовые маркёры, обладающие для пациента различной эмоциональной провокативностью. Регистрируемые отклонения от установившейся величины будут характеризовать изменения, произошедшие в ответ на действие стимула. Для того чтобы избежать неоднозначности при трактовке результатов, стимульные слова предоставляются пациенту по 10 раз каждое в установленном порядке (чередуются тема, значимые и нейтральные стимулы). Реакция фиксируется с помощью датчика, на который испытуемому необходимо нажимать при появлении кодов слов, обозначенных цифровыми рядами. Измерение результатов производится с использованием следующих показателей: время, сила и скорость реакции, кроме того, просчитывается показатель моды по каждому из перечисленных слов и показателей, и вычисляется достоверность с использованием U-критерия Мана-Уитни.

Диагностическая процедура организована таким образом, что пациент не видит самих слов, представленных на экране, так как они предъявляются на подпороговой частоте зрительного анализатора, устанавливаемой для каждого отдельно с учетом индивидуальных особенностей восприятия. Согласно экспериментальной парадигме прайминга на неосознаваемом уровне происходит весьма сложный анализ стимула-сообщения, вплоть до его семантического содержания. Ряд экспериментов и публикаций ученых исследователей по данной теме подтверждают наличие прайминг-эффекта (А. Марсел (1983), Forster, K. I., & Davis, C., Plaunt (2005) Dehaene (1998), Zeelenberg, Raaijmakers, (1998), Livesay, Burgess (1998). Исследования показывают, что перцептивная имплицитная память обладает некоторыми фундаментальными знаниями о мире (Cooper, 1994). В. Малькович (2003) описала форму прайминга, которую обозначила как «прайминг значимости» (priming of relevance) [5, эл. ресурс]. Д. Балота провел эксперимент, в котором показал, что прайминг-эффект пропорционален количеству праймов, имеющих связь с целевым словом (Balota, Paul, 1996). Имеются обширные доказательства того, что одиночное распознавание слова и прайминг находятся под влиянием контекста списка (то есть подбора стимулов в стимульном листе). (Jared, 1997; Lupker, Brown & Columbo, 1997) [5, эл. ресурс].

Разработанный метод основан на сочетании концепции перцептивной защиты и экспериментальной парадигмы прайминга, сформированной на постулатах когнитивной психологии. Он подразумевает выявление неосознаваемого испытуемыми вытеснения угрожающей информации (или, наоборот, фиксации на ней). Согласно концепции «перцептивная бдительность предполагает, что для опознания некоторых стимулов требуется более короткое время экспозиции, чем для опознания нейтральных; и, напротив, стимулы, вызывающие перцептивную защиту, требуют более длительного предъявления для их правильного опознания» [2, с. 7].

Например, пациент, записываясь на процедуру липосакции, может обозначить ряд проблем, таких как мотивы уродства: безобразное тело, социальные мотивы, связанные со страхом отвержения другими: невозможность выйти замуж/жениться с таким телом. Социокультурные мотивы: «я могу выглядеть как актрисы». Личностные: «муж ушел из семьи, потому что я перестала быть для него привлекательной, интересной». Или менее адекватные: «если я не сделаю эту операцию, то из-за лишнего веса у меня появится тяжелое кардиологическое заболевание» или, «в наличном весе я выгляжу недостаточно мужественным» и т.д.

Таким образом, исследование значимости мотивов с учетом психофизиологических реакций на них достаточно обосновано и позволяет получить достоверные исходные данные для принятия решения о направлении (перенаправлении) пациента на консультацию к специалисту целесообразно реально существующей у него проблеме (т.е. принять решение во благо пациента, а не по его прихоти!), что позволит не запустить истинную болезнь или решить психологические проблемы более адекватным путём, или же обоснованно провести необходимую процедуру, за которой пациент обратился изначально.

Литвиненко О.А., Голуб Я.В., Игнатьев Д.М., Голуб В.И., Курпатов В.И.

Научно-клинический и образовательный центр «Психотерапия и клиническая психология» Института высоких медицинских технологий

медицинского факультета СПб Государственного Университета